ЕВРОПЕЙСКИЙ СОВЕТ по СЕЛАМ и МАЛЫМ ГОРОДАМ
РОССИЙСКИЙ КОМИТЕТ по СЕЛАМ и МАЛЫМ ГОРОДАМ - ЕКОВАСТ
European Council for the village and small town ECOVAST
Russian Committee for the village and small town - ECOVAST
 

 

Проекты и предложения

 
   

ПРОЕКТЫ И ПРЕДЛОЖЕНИЯ

ПЕРЕВОДЫ ЕВРОПЕЙСКИХ ДОКУМЕНТОВ (на русском языке)
Translation of the European documents (in Russian)

Астрид Деболд-Криттер
Матиас Кремер
Томас Зандер
(Германия)

Русская колония Александровка в Потсдаме

Строительство поселения Александровка было задумано в 1826 г. «как незабвенный памятник о воспоминании дружественного союза» между Фридрихом Вильгельмом III и «благословенным» царем России Александром I. Это «необычная, изукрашенная русская деревня», состоящая из деревянных построек «в русском национальном стиле» или пример сельской архитектуры, преобразованной в благородный стиль, получивший распространение между 1810 и 1820 гг. Это поселение было предназначено для размещения семей 12 русских певчих военного хора, который первоначально состоял из 62 человек. Они были привезены в Пруссию как пленные, а позже были оставлены царем для прусского короля.

Поселение Александровка. Аэрофотосъемка Л.Ханнемана

Этот уникальный мемориал был построен в соответствии с генеральным планом, составленным Директором королевских садов, инженером Петером Йозефом Ленне и под наблюдением полковника фон Родерса и капитана Шнетлаге, которому и было поручено само строительство. Овальное в плане поселение имело две перекрещивающиеся в форме Андреевского креста аллеи. На его северном краю возвышается «святая гора с деревенской церковью и королевским загородным домом», откуда первоначально можно было видеть весь поселок (то есть 12 домов колонистов и дом надзирателя).
Колония Александровка была построена с использованием форм, характерных для традиционных сельских домов России и народного искусства. Идея самодостаточности поселенцев здесь сочеталась с новой сельскохозяйственной политикой короля и соответствовала реформам Штейна Харденберга. Включение фруктовых садов в садово-парковые ансамбли и ландшафтное проектирование было предложено королю еще в 1819 г. королевским садовником Селло. Королевский национальный ботанический сад был основан недалеко от Потсдама в 1823 г. для обеспечения королевских парков и садов достаточным количеством растений и деревьев. Около 1000 видов фруктовых их видов было зарегистрировано в нем только в течение первого года существования. Садовая зона в Александровке была заложена три года спустя.
В 1999 г. Александровка была включена в Список всемирного наследия ЮНЕСКО. Она также имеет исключительно значение и для истории русского искусства, поскольку после разрушений в ходе войны Потсдамские памятники остались единственным примером городского ансамбля, включающего «русские крестьянские дома эпохи романтизма». Послужившая образцом для Александровки деревня Глазово была разрушена во время войны в 1944-1945 гг.

Архитектурная типология Александровки
В 1819 г. в Никольском, состоящем из единственной постройки и названном в честь будущего царя Николая I, по приказу короля Фридриха Вильгельма III и в соответствии с русской традицией был возведен подлинный бревенчатый дом. Дома колонистов в Александровке только выглядят как срубные конструкции. В действительности, вопреки русской традиции, они представляют собой фахверковые одно- или двухэтажные сооружения площадью около 80 м2, обшитые деревом. Фронтоны домов, выходящие на улицу, имеют типичный декор: маленькие веранды и балкончики, карнизы и свесы крыш, все украшенные резьбой. Входящие в ансамбль конюшни расположены параллельно дому и фронтоном также выходят на улицу. Образцом для зданий послужил традиционный крестьянский дом (новгородского типа – прим. ред.), представлявший собой сруб с седловидной крышей, разделенный на три зоны; жилые комнаты в нем ставились на высокий цоколь или подклет. Такой тип домов был модифицирован около 1800 г. в результате появления оконных проемов, особенно на фасаде, а позднее на окнах появились ставни. Каменная облицовка домов в Александровке относится к концу XIX в. Первоначально крыши были сделаны из широких деревянных досок, но в 1877 г. вместо них появилось стандартное шиферное покрытие.

История использования и охраны

В течение XIX в. дома в поселке все чаще сдавались под летние дачи, а земля — в аренду. С 1901 г. колонией управляла городская администрация Потсдама. В 1977 г. колония была поставлена на охрану в соответствии с законом ГДР о сохранении памятников районного уровня, благодаря чему удалось избежать весьма смелого и опасного плана, разработанного в 1975 г., по которому здесь предполагалось построить большой гостиничный комплекс. В результате были определены концепция и принципы сохранения Александровки как памятника, включая изгороди, улицы и хозяйственные территории. Вошедшие в перечень охраняемых объектов дома сегодня находятся в частной собственности. В 1995 г. органы охраны памятников Потсдама разработали «Концепцию реконструкции русской колонии», которая стала основой воссоздания яблоневых садов, завершенной в 2004 г.
Сегодня в доме № 2 располагается Музей фонда Кремера «Александровка». Изучение конструктивной истории дома, проведенное студентами Берлинского технического университета под руководством профессора Доротеи Зак, позволило составить детальное описание первоначальной конструкции здания, его современного состояния, а также использованных материалов, красок и внутреннего убранства.

Дом № 2, современный музей Александровки. Фотография А. Хершнеля


Интерьер музея. Фотография Ф. Гаудлица

Русские образцы

Последние исследования истории строительства Потсдама показали, что непосредственным образцом для Александровки послужила деревня Глазово, располагавшаяся на окраине Павловского парка под Санкт-Петербургом. Было доказано, что с 1818 г. в распоряжении Фридриха Вильгельма III имелся рисунок этой декоративной деревни и что, будучи в России, он посещал ее. Эта деревня, находившаяся в черте парка, была спроектирована Карлом Росси в 1815 г., а в 1817 г. началось ее строительство в соответствии с проектом, созданным по повелению матери царя Марии Федоровны в честь победы над Наполеоном. Она стала примером русского национального стиля.
Старинное село Глазово существовало еще в XVII в. на берегу реки Славянки в 30 километрах от Петербурга. Первые попытки контролировать деревенское строительство в России относятся к 1722 г., когда царь Петр I утвердил закон, определивший порядок послепожарного строительства и устанавливавший регулярное расстояние между домами. В 1794 г. Глазово имело линейную планировку и состояло из 6 одинаковых дворов. В соответствии с описаниями того времени это были срубные конструкции с галереями (или верандами), красными деревянными крышами, желтыми внешними стенами и белыми окнами.
Около 1800 г. по приказанию Павла I несколько деревень, находившихся на территории парков царской резиденции, было разрушено, а их жители переселены в новые деревни за пределами парка. Последние были построены как образец народного русского стиля. В 1815 г. Глазово стало первой декоративной деревней на плане придворного архитектора Карло Росси. Строительство было завершено, видимо, в 1822-1823 гг. и отличалось широким использованием резьбы для обрамдения нарядных изб, что и стало образцом при создании «романтических» деревень по всей России. Первоначально они сооружались как элемент парковой архитектуры, а позднее их изображения были опубликованы уже в качестве образцовых фасадов деревенских домов в Атласах 1851-1853 гг.
Образцом для Александровки стали также российские военные поселения, возникшие в 1810 г. по замыслу Александра I. Они включали дома с хозяйственными постройками и угодьями, необходимыми для самодостаточности поселенцев, школу и больницу. Сельскохозяйственная самодостаточность должна была облегчить бремя военного бюджета России. Военная служба и надзор также были частью этого плана. В 1816 г. первое образцовое военное поселение с фронтонами домов, выходящими на улицу по одной линии, было построено в Грузино. К 1825 г. около 750 тыс. мужчин, женщин и детей проживало в военных поселениях, однако осуществить запланированную самодостаточность этого населения оказалось трудно. История военных поселений завершилась восстанием в Новгороде, которое положило конец грандиозному эксперименту.

Церковь Александра Невского. Фотография из архива музея

Церковь Александра Невского

11 сентября 1826 г. к северу от поселка был заложен первый камень в фундамент русской православной церкви в Александровке. Она была освящена в честь Св. Александра Невского (1220-1263). После победы, одержанной над Наполеоном при Ватерлоо, в 1815 г. на Марсовом поле в Париже состоялся военный парад в честь Александра Невского, на котором присутствовали царь Александр I и король Пруссии Фридрих Вильгельм III.
Проект церкви принадлежал русскому придворному архитектору Василию Петровичу Стасову и был усовершенствован прусским архитектором Карлом Фридрихом Шинкелем. Эта наиболее старая в Европе русская церковная постройка. Помогая ремесленникам Потсдама, в строительстве церкви участвовали русские солдаты. Руководил работами капитан Шнетлаге, который ранее строил Александровку. В 1827 г. он отослал предварительные наброски интерьера уже построенной церкви в Санкт-Петербург. В начале следующего года в Пруссию были присланы два эскиза внутреннего убранства церкви, один более пышный, другой — более простой. Шинкель выбрал первый из них и сделал несколько собственных дополнений, так что «общий замысел выиграл в простоте и спокойствии». Классицистический облик иконостаса с декором на круглой арке над Царскими Вратами, с ангелами по сторонам, а также пилястры с канелюрами под фризом и цветовая гамма, состоящая из золотого, зеленого и мягкого белого, были спроектированы им же.
10 июля 1829 г. в присутствии царя Николая I, его супруги Александры Федоровны (Шарлотты) и короля Фридриха Вильгельма III в церкви прошла первая литургия. Российская царствующая чета в то время находилась в Берлине в связи с бракосочетанием принца Вильгельма и Августы Саксен-Веймар-Эйзенахской, которое состоялось на следующий день. В присутствии короля, представителей двора и города Потсдама, а также русских песенников церковь была официально освящена 11 сентября 1829 г., то есть через три года после того, как была заложена.
Церковь Александра Невского представляет собой небольшое, квадратное в плане здание с оштукатуренным сводом, построенное в традиционном русском стиле. Купол церкви имеет высоту 18,4 метра, что составляет две стороны церкви. Северная, южная и западная ее стены имеют одинаковую конструкцию с расположенными по центру порталами, помещенными внутри выступающих арок с килевидными завершениями. Иконы над ними были написаны Августом Клебергом только в 1851 г.
Внутренне убранство церкви, вмещающей около 50 человек, было также разработано Шинкелем. Его центральным элементом являются Царские врата, которые ведут в апсиду к алтарю; иконы были написаны в России в 1828-29 гг. специально для этой церкви. Она наполнена предметами обихода, многие из которых в качестве вкладов поступили из Санкт-Петербурга, включая вклады царицы Александры Федоровны, а позднее в 1853-1856 гг. она была пополнена Патриархом Московским.  
В 1830 г. вокруг небольшого кладбища при церкви была поставлена кованная чугунная решетка, спроектированная К.Ф. Шинкелем. Здесь были похоронены священник императорского посольства Иоанн Чудовский (1765-1838), а также царский генерал граф Кутузов-Голицын и его жена. Последнее захоронение относится к 1971 г. и принадлежит настоятелю церкви Маркевичу и его жене Марии. Русских певчих хоронили на Старом кладбище в Потсдаме, но их могилы не сохранились.
Между 1990 и 1997 гг. церковь, кладбище и весь прилегающий участок были отреставрированы на средства Бранденбурга и города Потсдама. Весной 1995 г. в церкви Александра Невского были установлены новые колокола.
Довольно часто все еще ошибочно полагают, что эта церковь была построена по российским образцам, однако правильнее сказать наоборот. Церковь Александра Невского послужила образцом для В.П.Стасова, подготовившего проект восстановления Десятинной церкви под Киевом и представившего его в 1828 г., однако построенная там церковь не сохранилась.
Рядом с церковью находится королевский загородный дом, и сегодня он занят церковнослужителями. Первоначально на его втором этаже находилась королевская чайная с фарфором, произведенным на фабриках Берлина и Петербурга.

Русские жители Потсдама

В соответствии с частью I приказа Фридриха Вильгельма III, датированного 27 марта 1827 г., крестьянские усадьбы Александровки были распределены между 12 русскими певцами, служившими в 1-м Гвардейском пехотном полку. Военные певцы должны были продолжать несение службы, поэтому за ними было просто надзирать и легко их контролировать как активную часть жителей спланированного образцового поселения.
Дома были распределены в соответствии с военным чином и независимо от семейного статуса военнослужащих. Унтер-офицеры получили двухэтажные дома, простые солдаты — одноэтажные. Однако при последующем перераспределении чин больше роли не играл. Тринадцатый дом в центре поселения был пожалован «весьма необходимому надзирателю», как было написано в одном из документов. Им стал имевший частичную инвалидность сержант-майор из того же 1-го полка, для которого это заменило пенсию по старости. В результате обращения королевский загородный дом (№14), расположенный рядом с церковью, был передан под наблюдение королевскому ливрейному лакею русского происхождения и сыну священнослужителя Ивану Кондратьевичу Тарновскому, который также исполнял обязанности церковного старосты.
В соответствии с требованиями, все поселенцы должны были существовать за счет своей собственности и поддерживать сооружения и инвентарь, принадлежавший данной собственности, в хорошем состоянии; в противном случае они теряли право на усадьбу. Часть IV упомянутого выше приказа регулировала порядок наследования. Только первородные сыновья могли наследовать эту собственность после смерти первого поселенца, при этом они должны были исповедовать православие или протестантизм.
Когда русский певчий и унтер-офицер Иван Яблоков скончался в возрасте 64 лет в апреле 1843 г., он оставил после себя жену-француженку, трех сыновей и двух дочерей. В соответствии с королевским приказом того же года его вдова получила право управлять собственностью до достижения ее старшим сыном Александром совершеннолетия, которое, в соответствие с прусским законодательством, наступало в 24 года. Это должно было произойти на следующий год, поскольку Александр Яблоков родился в 1820 г., однако ему пришлось прослужить в армии до 1846 г., и тот уступил свою собственность матери на этот период.
Вдове Яблокова повезло, поскольку вдовы, не имевшие сыновей, не имели права наследовать собственность и должны были покинуть усадьбу в течение трех месяцев, даже если они имели несовершеннолетних дочерей. В таком случае крестьянская усадьба становилась собственностью короля. Если ее инвентарь был полностью сохранен и находился в хорошем состоянии, то она получала небольшой прощальный подарок в знак утешения — это всё, на что могла рассчитывать уезжающая вдова.
В один прекрасный день вдова Яблокова решила вновь выйти замуж и обратилась к надзирателю с просьбой разрешить ей остаться в поселке после замужества, пока ее старший сын не вернется с военной службы. Надзиратель сообщил в полк, что он отказал в просьбе, поскольку, в соответствии с Частью V приказа, вдова могла распоряжаться собственностью, только если не вступала в повторный брак. Если бы он сделал исключение для вдовы Яблокова, другие вдовы в будущем могли бы ссылаться на этот пример. В конце донесения надзиратель дружелюбно прибавил: «Я сомневаюсь, что предполагаемая женитьба вдовы Яблокова будет благотворна для нее или ее детей, но она настолько захвачена своей страстью, что ожидает полного счастья от мужчины, которому 27 или 28 лет отроду, в то время как ей 31 августа исполнится 51 год». Тем не менее, вдова не послушалась уговоров и вышла замуж за молодого человека. Она жила счастливо и управляла хозяйством до 1846 г., то есть до своего переезда в Потсдам, где она и скончалась в 1856 г.  
Семьи первого поколения поселенцев вымерли довольно быстро. В 1832 г., всего через пять лет после заселения Александровки дом №3 вернулся в собственность короля, после того как умер его обитатель Иван Вавилов. Опустевшие дома сначала передавались другим русским, служившим в полку, или вторым сыновьям поселенцев, однако их дети не имели наследственных прав. Начиная с 1848 г. права на усадьбы получали преимущественно раненые унтер-офицеры прусской армии, для которых они были весьма привлекательной формой пенсионного обеспечения. Позднее существовали даже листы ожидания.
В 1882 г., когда кайзер рассматривал возможность продажи домов в Александровке на основе их оценки, вмешался командир полка, прося императора пересмотреть решение в пользу старых и верно служивших унтер-офицеров, поскольку найти для них адекватное вознаграждение было трудно. Таким образом, старая система передачи собственности просуществовала там до падения монархии в 1918 г. Сегодня в Александровке осталось только две семьи русского происхождения: Григорьевы в доме №7 и Шишковы в доме № 11.  

Литература:
Симановская Е. Русский акцент гарнизонного города. Потсдам, 2005.
Altendorf B.B. Die russischen Sanger des Konigs und die Kolonie Alexandrowka in Potsdam. Berlin, 2004.
Hecker A. Potsdam. Die russische Kolonie Alexandrowka: Hofisch interpretierte Bauernarchitektur // Brandenburgische Denkmalpflege / Brandenburgisches Landesamt fur Denkmalpflege und Archaologisches Landesmuseum. Berlin, 2004. Jahrg.13. Heft 1. Р. 65-76.
Hecker A., Kalesse A. Die russische Kolonie Alexandrowka in Potsdam: zum Forschungsstand // Jahrbuch fur Brandenburgische Landesgeschichte / Eds.: F.Escher, E.Henning. Berlin, 2003. Band 54. P. 200-218;
Kalesse A. Die Alexandrowka – Ein Kunstdorf als programmatischer Garten: Landschaft als Informationstrager // Wege zum Garten gewidmet Michael Seiler zum 65. Geburtstag / Ed. Generaldirektion der Stiftung Preu?ischer Schlosser und Garten Berlin-Brandenburg. Potsdam, 2004.
Kohler M. The garden as ‘a laboratory of architectural experiments’: political visions in Russian Imperial Gardens // Centropa. 2004. May.
Otto K.-H., Koljada A. Alexandrowka und die Alexander-Newski-Gedachtniskirche. Edition Markische Reisebilder, Potsdam o.J.
Museum Alexandrowka. Begleitbuch zur Ausstellung. Potsdamk, 2005

НовостиСектор РИК  Проекты и предложения Малые города и сёла. Поездки. Фотографии О работе Российского ЕКОВАСТ Выставка художественных
работ
Издания ЕКОВАСТ  Сотрудники